Лев Шехтман: Сегодня Атлантика - не расстояние

Лев Шехтман: Сегодня Атлантика - не расстояние

Размышления режиссера об американском театре, русской культуре в США и диаспоре.


С режиссером Львом Шулимовичем Шехтманом мы встретились в Национальном культурном центре Украины в Москве на Старом Арбате. И эта подробность совершенно не случайна, потому что в разговоре выяснилось: он родился в 1951 году на Украине, в Черновцах, где и приобрел первые навыки будущей профессии в детском театре под руководством заслуженной артистки Украины В.В.Бесполетовой. В 1969 году он поступил на режиссерско-актерский курс Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии в мастерскую А.А.Музиля, по окончании которого три года работал режиссером в Вологодском областном драматическом театре. В 1978 году эмигрировал в США, где в 1979 году дебютировал постановкой пьесы Н.В.Гоголя «Женитьба» в Lexington Conservatory Theater. Сотрудничал со многими известными нью-йоркскими театрами и снимался в кинолентах польского кино- и телережиссера, лауреата премии «Оскар», Збигнева Рыбчинского, а также в картинах «Без документов», «Приключения Арчи Розентоля» и российском телевизионном фильме «Гражданин начальник-2». А в фильме Джениффера Макгомери «Тройка» Лев Шехтман сыграл Владимира Жириновского. Телевизионный фильм «Оркестр», в котором он исполняет главную роль, получил в 1990 году телевизионную премию «Эмми» в категории «Лучший короткометражный фильм».
С 1995 по 2000-й год Лев Шехтман работал в американской телерадиокомпании WMNB автором и ведущим нескольких теле- и радиопередач, а также редактором и режиссером ежедневной программы телевизионных новостей. В 2006 году дебютировал в Государственном Санкт-Петербургском молодежном театре на Фонтанке постановкой спектакля «Синие розы» по пьесе Теннесси Уильямса «Стеклянный зверинец». В 2008 году в этом же театре в его постановке и инсценировке вышел спектакль «Иов» по одноименному роману известного австрийского писателя Йозефа Рота, который недавно был показан в Москве. С этого момента мы и начали наш разговор.
- Ваш приезд в Москву связан с показом спектакля Молодежного театра на Фонтанке «Иов». Как часто Ваши постановки видит московский зритель?
- Впервые. Поэтому я и прилетел из Америки по собственной инициативе. Хотел убедиться, что все пройдет хорошо. Очень волнуюсь, поскольку спектакль никогда никуда не вывозился и есть некоторые технические сложности.
- Боитесь критики?
- Боюсь не критики, а критиканства.
- Я знаю, что Вы никогда не «бросаете» свои спектакли...
- Всегда знаю, когда идет мой спектакль. Обязательно в этот день звоню актерам. Время от времени даже прилетаю.
- Актеры ценят Ваши переживания?
- Они к этому уже привыкли, поэтому начинают волноваться, если я вдруг не позвонил. А как может быть иначе? Ведь спектакли - это же как мои дети.
- Если Вы находите возможность «держать руку на пульсе», значит, Атлантика - это не расстояние?
- В наше время абсолютно не расстояние.
- Расскажите о Вашем театре. Он был англоязычным?
- Конечно. И его актерами в основном были мои бывшие студенты.
- Что ставили?
- Антона Чехова, Теннесси Уильямса, Альбера Камю, Джека Лондона, Николая Гоголя, Бертольта Брехта, Жана-Батиста Мольера, Майкла Макгуайера и многих других. Особой популярностью у зрителей пользовалась постановка пьесы Григория Горина «Дом, который построил Свифт», американская премьера которой состоялась в 1986 году в присутствии автора.
- Учили по системе Станиславского? Кстати, отличаются ли русская и американская театральные школы?
- В США придают очень большое значение учению Константина Сергеевича. Он жил в Нью-Йорке, преподавал там, у него были ученики, которые потом заложили основу современного американского театра. Подчеркну - драматического. Позже практически все открыли собственные театральные школы.
В России развитие системы Станиславского пошло другим путем, который, на мой взгляд, оказался более благотворным для режиссуры, нежели для актерского мастерства.
В США, во-первых, упор делается на самостоятельной работе актера. Артист там более обособлен, его не опекают так, как здесь. Только от него самого зависит, каким он будет и что он хочет собой представлять. Если ему нужно развивать голос, он пойдет на уроки вокала, если сцендвижение, пойдет на уроки пластики. Ни один актер музыкального театра без этого не обойдется. И, тем не менее, наличие всех этих навыков не гарантирует успеха. Артисты там не имеют постоянного дома-театра. В тридцатые годы была попытка создать репертуарный театр, но все рассорились, и все распалось. До тех пор, пока там не появился ваш покорный слуга. (Смеется.)
- Так Вы родоначальник репертуарного театра в США?
- Я - продолжатель. Но репертуарный театр действительно не оправдывает своего существования с материальной стороны.
- Деньги превыше всего?
- Театр должен заработать на свое существование. Государство не дает ни цента. Есть, правда, целый ряд некоммерческих театров, так или иначе поддерживаемых государством, вернее, благотворительными фондами, финансирующими разные предприятия культуры, в том числе и театры. С одной стороны, такой подход оправдан, потому что конкуренция действительно большая, а с другой, все оказываются перед необходимостью выживать. Есть система грантов, но даже на них репертуарный театр содержать невозможно. На Бродвее более 90% спектаклей уходят, не дожив до премьеры, так сказать, умирают не родившись. В Америке есть и региональные театры, где может происходить гораздо больше интересных вещей, чем на Бродвее.
Понятно, что коммерческие театры работают только на одно - чтобы заработать. А чтобы заработать, надо как минимум полгода работать при переполненных зрительных залах.
- А чем Вы объясняете этот феномен?
- А потому что не окупается. Театр давно стал элитарным искусством.
- Это хорошо или плохо?
- Это уже неважно. Это факт. А с фактом нельзя спорить.
- В американском контексте русская классика пользуется успехом?
- Да. Например, Антон Чехов. И очень разнообразно ставится.
- А чем он, на Ваш взгляд, привлекает?
- Сложно сказать. Для многих американцев, как и для меня, это современный автор. Он разбирает проблемы, которые созвучны не только для России, но и для остального мира.
- А какие пьесы Чехова ставят?
- Практически все.
- Как он звучит на английском?
- Многое теряется.
- А что именно?
- Поэтика, ритм. Иногда делают упор на смешном, а не на психологичном.
- А кроме Чехова есть еще имена русских классиков?
- Например, «На дне» Максима Горького. Недавно поставили Островского «Лес». К слову скажу, что это один из очень трудно переводимых авторов. Чаще всего ставят «На всякого мудреца довольно простоты».
- Когда Вы уезжали из России, Вы знали, чем будете заниматься в США?
- Не имел ни малейшего понятия. Я просто уезжал отсюда. Перелетев Атлантику, стал обзванивать театральные школы-студии. На очередной звонок ответил женский голос, как потом оказалось - это была ученица Евгения Вахтангова Соня Мур. В 1979 году начал преподавать актерское мастерство и режиссуру в ее театральной школе Stanislavski Studio Of The Theatre, а мой нью-йоркский режиссерский дебют состоялся в 1980 году постановкой пьесы А. Тетенбаума «Heat of Re-Entry» («Сгорание в верхних слоях атмосферы») в театре Playwrights Horizons. В том же году я открыл в Нью-Йорке свой профессиональный репертуарный театр Theater In Action, которым руководил до 1990 года.
- В каком возрасте приходят люди обучаться актерскому мастерству?
- В разном. Там нет ограничений, и, к сожалению, берут без прослушиваний всех желающих, потому что обучение платное. Диплом не имеет никакого значения. Ты не понравился - тебя не возьмут. И часто непрофессионалы на кастингах с легкостью обходят профессионалов.
- Возвращаетесь ли время от времени к каким-то постановкам?
- У меня было несколько редакций «Женитьбы» и «Стеклянного зверинца», поскольку каждый раз мне казалось, что что-то можно сделать по-другому. В Theater In Action «Стеклянный зверинец» пользовался большим успехом, но я понял, что интересней было бы, если бы Том оказался гораздо старше своей матери, ведь все это его воспоминания. А потому в Молодежном театре на Фонтанке мать и сын - ровесники. И все выстроилось совершенно по-другому. К слову скажу, что пришлось самому сделать перевод.
- Не удовлетворило то, что есть?
- На тот момент - нет. Уже позже я нашел перевод А.П.Злобина, который тоже мне показался несколько архаичным. К тому же, он был еще и с налетом романтики, чего мне хотелось избежать в первую очередь. Сейчас на таком языке не разговаривают.
- Ваш спектакль в Театре на Фонтанке был назван «Синие розы». Откуда такое название?
- От игры слов: «сильные дозы» лекарств, которые принимала героиня во время болезни - и то, что послышалось однокласснику: «синие розы», то есть нечто особенное, уникальное, чего не бывает в природе, зато есть в особенных людях.
- Я так понимаю, что Вы работали не только в своем театре. Вам же, как художнику, наверняка хотелось покорять новые горизонты.
- Я сотрудничал с Manhattan Theater Club, Public Theater, American Place Theater и McArthur Theater (г. Принстон, штат Нью-Джерси).
- Предлагаю отвлечься от театра и поговорить о других видах искусства. Например, о литературе. Какими были Ваши первые книги?
- Януш Корчак «Король Матиуш Первый». Мне тогда было шесть лет. Второй книгой был «Незнайка - путешественник». И я с нетерпением ждал «Незнайку в Солнечном городе», в которой, впрочем, разочаровался.
- А сегодня что читаете?
- Увлечен Довлатовым. Хочу поставить в Театре на Фонтанке. Параллельно прочитал «Историю религии» Померанцева и книгу о Бриках.
- Насколько дружна в Нью-Йорке русская диаспора?
- Америка в этом смысле особая страна. Там нет единства, потому что она воспитана на индивидуалистичности. Вам помогут советом, даже могут помочь найти работу, но не ту, на которую вы ориентированы изначально, например, по образованию. А дальше пробивайтесь сами. Если пробьетесь, вас все будут уважать. По таланту, по возможностям, по способностям. Но никак иначе. Там нет понятия «по блату». В этом случае прогорит все предприятие. Они же работают по-настоящему. В этом и разница. Поэтому многие из наших там и теряются.
- В Америке есть понятие русская культура, и в чем она воплощается?
- Такое понятие, наверное, существует, потому что Америка - мультикультурная страна. Кто-то возражает против такого термина, а кто-то называет его всеобъемлющим. Но вот эта многокультурность и составляет культуру Америки. Что касается русскоязычной культуры, там существуют свои телевизионные студии, газеты (их очень много), в Бруклине есть сценическая площадка, есть русскоязычные театральные коллективы. Не думаю, что это и есть будущее Америки. Те, кто родился там, уже американцы, для которых родной язык - английский.
- Ощущение родины все-таки здесь?
- А оно не может быть иным, потому что я здесь родился.
- Вы родились на Украине.
- Тогда это была одна страна и единое пространство. Я родился в Черновцах, но воспитывался в Ленинграде. Я русскоязычный, но умею общаться и работать на английском и украинском. Но сегодня моя театральная сфера в России. А жизнь, как вы понимаете, не только театр. Во всяком случае, пока.


О спектакле «Иов» в Молодежном театре на Фонтанке:
... Символы совершенно прозрачны, авторы предельно обнажают смысл каждой сцены. В том числе и с помощью пластики. Хореограф Сергей Грицай сочинил персонажам партии виртуозные, но удивительно лаконичные - то, что в романе Рота описывается страницами текста, Грицай уложил в несколько ярких характерных танцев. ...Актерский ансамбль поразителен - любая реплика, движение каждого персонажа проживаются всеми участниками. Мизансцены выверены до мельчайших деталей. ... Наивные картинки из жизни обычного человека к финалу спектакля приобретают значение эпического полотна, в котором отражена история целого народа.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!

07 октября 2008

Дорогие друзья!  Обойдемся без долгих предисловий: мы рады видеть вас на нашем сайте. Читайте, комментируйте, пишите нам.