Ольга Тарасова - посол русского балета в США

Ольга Тарасова - посол русского балета в США

Автор этих строк уже 15 лет собирает информацию на тему «Армяне в мировом хореографическом искусстве». Архивные материалы, старая пресса и личная переписка с деятелями танцевального искусства и людьми, знакомыми с ними, открывают мир неординарных, красочных биографий, часто незнакомых даже исследователям балета. Одну из таких интересных биографий – балерины и педагога Ольги Тарасовой, выросшей в армянской семье в России, но прожившей большую часть жизни в США, – хочется представить читателям «Иных берегов»… Корни Ольга Аслановна Тарасова (1902–1982) происходит из так называемых черкесо-гаев, т. е. черкесских армян. Эта самобытная армянская община жила в кавказских горах в тесной дружбе с черкесскими племенами, носила черные черкески, взывала к Аллаху, но хранила верность Христу, так как раз в год из Эчмиадзина приезжал в этот край священник венчать молодых и крестить новорожденных… Род Тарасовых был знаменит в городе Армавире и на всем Северном Кавказе. Их предок Торос был родом из села Цхна старого армянского города Нахичевани (ныне – в составе Азербайджана). Самым крупным представителем этого рода был, пожалуй, младший брат Ольги Тарасовой, известный французский писатель Анри Труайя, чьи романы «Семья Эглетьер», «Снег в трауре» и многие другие, а также биографические книги о русских царях и писателях известны и русскому читателю. Воспитание балетом Ольга Тарасова была старшей из троих детей предпринимателя Аслана Тарасова и его жены Лидии. Девочке был всего лишь год, когда благополучная семья переехала из Армавира в Москву, где поселилась на Арбате. Маленькая Оля росла сорванцом, любила игры и драки с мальчишками, а летом, когда семья отдыхала на Кавказе, лазила по деревьям, плавала и каталась на лошадях. Верховой езде обучил ее черкес – охранник отца. Мать переживала из-за поведения единственной дочери, одевала ее в изысканные платья, расчесывала локоны, но через полчаса Оленька возвращалась домой с растрепанными волосами и в разорванной одежде. Тогда мадам Тарасова решила пробудить женственность и грацию в дочке с помощью балета. Она водила ее на спектакли Большого театра – «Спящая красавица», «Лебединое озеро» и «Корсар». Последний особенно понравился Оле, так как там было нечто очень близкое ее душе, а именно – море с огромными волнами, которые, казалось, вот-вот зальют зрительный зал, и судно, на борту которого пираты устроили драку. Мадам Тарасова отвела дочь учиться балету к своей подруге, бывшей прима-балерине Лидии Гайтен, но девочке удалось позаниматься с той всего полгода. Произошел большевистский переворот, и Тарасовы вынуждены были покинуть Россию. Волна эмиграции забрасывала семью в разные города, и везде Лидия Тарасова занималась не только поисками школы для детей, но и заботилась о том, чтобы Оля продолжала балетные занятия, сама шила ей одежду и обувь. Наконец, семья Тарасовых достигла Константинополя, однако высаживаться в порту там разрешалось только беженцам-армянам, а у них были русские паспорта. Позднее Анри Труайя рассказывал: «Дипломатический представитель новой армянской республики выдал нам в Константинополе 19 марта 1920 года письмо, удостоверявшее, что предъявитель сего, «известный в России под фамилией Тарасов, в действительности носит фамилию Торосян». …под новой фамилией мы смогли ступить на твердую землю». Оттуда Тарасовы-Торосяны и уехали во Францию, где обосновались в Париже. В кругу балетных знаменитостей В то время во французской столице находилось много знаменитостей русского балета, так что найти для Оли хороших педагогов было нетрудно. В Париже Ольга Тарасова занималась у бывшего премьера Большого театра В. Свободы, а также у бывших звезд Мариинского театра Матильды Кшесинской, Веры Трефиловой и Любови Егоровой. Уже через год ее приняли в труппу «Балле рюс» под руководством Бориса Романова, а также в балетный театр Бориса Князева, где она проучилась два года. Выступала она и в известном эстрадном театре «Летучая мышь», которым руководил знаменитый конферансье, ее соотечественник Никита Балиев (Мкртич Балян). В составе этих театров Тарасова выступала в европейских странах, США и Канаде. В Париже Ольга Тарасова танцевала также в балетной труппе Немчиновой-Долин и в театре «Экспозюр», работала с Михаилом Фокиным и с начинающим Джорджем Баланчиным, а в труппе Русской оперы в Париже – под руководством Брониславы Нижинской, сестры легендарного Вацлава Нижинского. Сначала Ольга не понравилась Брониславе Фоминичне, и когда та пришла на репетиции постановки балета Стравинского «Свадебка» (1923), Нижинская велела ей просто сидеть и смотреть. Ольга, обладавшая хорошим чувством ритма и блестящей памятью, запомнила эту трудную музыку с постоянной переменой темпа. На пятый день репетиций Нижинская уволила одну танцовщицу и на ее место взяла Ольгу. Последняя исполнила танец без ошибок. К концу недели Ольга уже смотрела репетиции солистов, и через несколько дней Бронислава Нижинская доверила ей сольную партию. С этого момента она изменила свое отношение к Тарасовой и сохраняла дружеские отношения с ней до конца жизни. Когда Русская опера уехала на гастроли в Южную Америку, Ольга Тарасова уволилась и начала выступать с сольными концертами. Она танцевала в Парижском казино, в берлинском театре «Скала», в Виши, Каннах, Ницце, Экс-ле-Бене, а когда была основана труппа «Русского балета Дягилева», Тарасова начала выступать в ее составе. С этой же труппой в 1934 году она снова оказалась в США. Здесь произошли два события, которые изменили жизнь Ольги. Первое: в результате несчастного случая она вывихнула коленный сустав, и больше не могла продолжать танцевать. И второе: Ольга встретила Владимира Белла (Бельзицмана) и вскоре вышла за него замуж. Владимир происходил из тифлиской еврейской семьи, когда-то работал торговым агентом у знаменитого импрессарио Сола Юрока и был близким другом художника Бориса Шаляпина, сына Федора Шаляпина. В 1942 г. родился их единственный сын Александр.
Гордость педагогики Обосновавшись в Нью-Йорке, Тарасова сначала преподавала балет в школе Неда Уайберна. Затем бывшая танцовщица московского Большого театра, госпожа Андерсон-Иванцова пригласила Ольгу преподавать в ее школе. Тарасова одновременно преподавала и сама училась методам обучения классическому танцу. Через два года, в 1938 году, Ольга Тарасова открыла собственную балетную школу, где обучала традициям русского балетного искусства. В истории американского балета Ольга Аслановна осталась как педагог, воспитавший ряд ярких танцоров и танцовщиц. Среди учениц Тарасовой были известные солистки «Метрополитен-опера» Одри Кин и Анн Капоцци, бродвейские актрисы Мадлен Деци и Сондра Ли, танцовщицы Кристин Буш, Шериль Джонсон, Кети Милнер, а также танцор и балетмейстер Герберт Росс. У Тарасовой учились танцоры и из других стран, как, например, звезда шведского балета Элена Карина, премьер и балетмейстер парижского театра «Опера-комик» Жан Жели. Некоторое время у Тарасовой занимались Нина Попова, Одри Истомина, Ник Орлов, Вильям Скипер и звезда мирового кино Одри Хепберн, которая брала у Тарасовой частные уроки во время подготовки музыкального спектакля «Жижи» на Бродвее в 1951 году. Кроме педагогической работы Ольга Тарасова ежегодно представляла театральные спектакли своей школы. В 1954 г. она основала компанию «Ольга Тарасова балет», выступавшую в разных американских штатах. Ее приглашали на постановки танцевальных сцен для театров и отдельных хореографических номеров. В 1956 г. она создала французскую танцевальную труппу в нью-йоркской компании «Французский художественный круг» и ставила ее ежегодные спектакли. По данным 1966 г. Ольга Тарасова владела тремя балетными школами в штате Нью-Йорк. Ольга Аслановна гордилась не только своими профессиональными учениками, но и теми, кто не собирался делать балетную карьеру. Она была убеждена, что балет хорош и полезен для всех, дает детям хорошую осанку, воспитывает дисциплину, чувство ритма, грацию и координацию. В своей «Автобиографии», изданной в журнале «Линк» в 1966 г., она писала: «Учителя балета, конечно, не врачи и не хирурги, однако, во время преподавания я исправляла плоскостопие балетными упражнениями. Разные врачи-ортопеды посылали ко мне детей, и результат был поразительным. Балет не только исправлял их ноги, но и развивал у девочек хороший, сильный подъем, так что через три-четыре года они уже танцевали на пуантах. Балет также исправляет покатые плечи, выпяченные животы и ягодицы, искривленные спины и кривые ноги, короче, воздействует на все тело детей, воспитывая в них уверенность в себе и грацию. Тем не менее, есть важное условие: учитель должен быть хорошим и школа должна быть серьезной. В Соединенных Штатах у нас много балетных школ, но к сожалению, только половина из них хорошие, а остальные давно должны были бы быть закрыты. Неопытный педагог может навредить детям, чрезмерно развивая их мускулатуру, прививая плохую осанку и кривые колени. Родители должны быть очень осторожны в выборе балетной школы и к балетным занятиям должны относиться серьезно, не думая о них, как о забаве, развлечении или игре. Дисциплина тела, ума и характера есть основа не только балета, но и всей человеческой жизни».
Кавказское гостеприимство И Ольга, и ее муж Владимир были очень хлебосольными, всю жизнь сохраняя кавказское гостеприимство. У них часто собирались, гостили русскоязычные друзья и люди из театрального мира. Готовили чаще всего русско-грузинские блюда, бывало много выпивки. Владимир, который долгое время говорил по-русски с грузинским акцентом, был хорошим тамадой (этот свой талант он долгие годы с успехом применял в нью-йоркском ресторане «Горный орел», посещаемом в основном русскими и кавказцами). Ольга Аслановна любила рассказывать истории, особенно из своей жизни в России, слушателями которых нередко бывали приходившие к ней другие деятели русского балета. Ольга Тарасова была сильной личностью и очень дисциплинированным человеком, обладала развитым чувством гордости и чести. Будучи больной или грустной, не жалела себя и часто наставляла сына Александра – никогда не проникаться жалостью к себе самому, всегда оставаться джигитом. Она всю жизнь любила кавказские традиции, народные обычаи и музыку. Кавказское гостеприимство передала сыну, который и по сей день сохраняет эту семейную черту. Хотя Ольга Аслановна была из обрусевшей армянской семьи, – наряду с армянской в ее жилах текла также черкесская, грузинская и немецкая кровь, – как истинная представительница черкесо-гаев, она всю жизнь сохраняла связь с армянской апостольской церковью, а также с армянскими родственниками в Нью-Йорке. Она скончалась в 80-летнем возрасте, оставив свое имя в истории американского балета как выдающийся педагог и распространитель традиций первоклассной русской балетной школы.
Автор статьи благодарит сына Ольги Тарасовой, профессора химического машиностроения калифорнийского университета Беркли Алексиса Белла, за предоставление фотографий и материалов о жизни и деятельности матери.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская