Сказочник

Сказочник

Театральный режиссер Арнольд Швецов с 1995 года живет в Нью-Йорке. В 2005 году стал гражданином Америки, при этом принципиально сохранив российское гражданство. Занятно, что именно из обретенного заокеанского пристанища его творческие пути впервые пролегли в не изведанные им ранее просторы России и бывшего Советского Союза – Урал, Сибирь, Армению.

В Москву! В Москву!

Арнольд Швецов родился в 1959 году в Адлере. Его родители познакомились, будучи студентами в Ленинграде. Мама – филолог, по-видимому, от нее и унаследовал Арнольд щепетильное отношение к русскому языку (словарь ударений – чуть ли не настольная книга). Отец был морским инженером-механиком. Поэтому-то семья и поколесила по приморским городам бывшего Союза, обосновавшись в Риге, когда Арнольду было девять месяцев. Будущему режиссеру посчастливилось в Риге заниматься в театральной студии, которой руководила Наталья Борисовна Этингоф – одна из выпускниц первого режиссерского курса ГИТИСа. Она-то и заронила в своего ученика мечту об этом институте и устремленность ради него в Москву. Окончив школу, молодой человек о режиссуре и не помышлял, а поехал учиться на артиста. Как водится, держал конкурс сразу в нескольких театральных вузах. Прошел в «Щуку» и в заветный ГИТИС, который для него оставался вне конкуренции еще и потому, что он поступил в актерскую группу режиссерского курса Андрея Александровича Гончарова, покорившего абитуриента с первой же встречи. Гончаровские студенты довольно-таки быстро стали постигать азы профессии на сцене Театра им. Маяковского в массовках репертуарных спектаклей. А Швецову даже выпало на третьем курсе дебютировать в небольшой, но острохарактерной роли Кирилла в «Аморальной истории» Эмиля Брагинского и Эльдара Рязанова. Для студента это был запоминающийся этап партнерского ощущения на сцене рядом с такими артистами, как Игорь Охлупин, Галина Анисимова, Надежда Бутырцева, Майя Полянская. Дипломный спектакль «Диалоги за перегородками» Александра Володина игрался на сцене только что открытого филиала театра. С ролью в этом спектакле у Швецова связан один из незабываемых моментов – слова самого Володина: «Вы тот Костя, которого я писал». Об этих гитисовских годах с 1977 по 1981 теперь, спустя много лет, Арнольд говорит: «Лучшего времени я в своей жизни не знаю».

Впрочем, возвращение по окончании ГИТИСа в Ригу открывало молодому артисту путь в один из лучших ТЮЗов бывшего Союза – Рижский Молодежный театр, главным режиссером которого был Адольф Шапиро. Его спектакли той эпохи театралам до сих пор памятны «глотком свободы в несвободном режиме». Разве можно было упустить встречу с такой личностью. В этом театре Швецов прослужил три сезона, параллельно умудрившись пройти и службу в армии (первую половину в военной части в Калининграде, а затем уже в Ансамбле песни и пляски Прибалтийского военного округа). В спектаклях Шапиро ему довелось играть и Пьеро из «Буратино», и Тяни-Толкая из «Айболита», и Бандерлога в «Маугли», и Сказочника в «Снежной королеве». Видимо этот, пусть и короткий, тюзовский период и зародил в Швецове особо трепетное отношение к детскому зрителю, к его неподдельности, непосредственности, искренности, к его абсолютной вере в то, что происходит на сцене. А в то же время опыт совместного обучения с режиссерами подспудно настраивал на режиссерскую стезю. Да и манила незабвенная Москва. И в 1984 году он вновь едет поступать в ГИТИС. И хотя, имея актерское образование, мог бы сразу попасть на второй курс (которым, кстати, руководил Петр Фоменко), но первый курс в тот год набирала легендарная Мария Осиповна Кнебель совместно с Леонидом Хейфецем, и Арнольд стал заново сдавать экзамены на общих основаниях. К сожалению, М.О.Кнебель – «совесть театра», как называет ее Швецов, - лишь успела принять у своих студентов экзамены за первый курс, летом 1985 года ее не стало.

На третьем курсе Арнольда пригласил к себе помощником Сергей Яшин, который тогда стал главным режиссером Театра им. Гоголя. А Швецова он знал, будучи у него педагогом еще на курсе Гончарова. В этом театре Арнольд поставил свой дипломный спектакль «Вождь краснокожих» по О’Генри. Спектакль идет уже двадцать лет, в нем сменилось не одно поколение актеров, а бывшие зрители приводят на него своих детей. В этом году ожидается тысячный спектакль, а самому рассказу О’Генри исполняется сто лет. В жизни Театра им. Гоголя Швецов в качестве помощника режиссера застал тот этап, когда в нем появились такие яркие спектакли С.Яшина, как «После грехопадения» Артура Миллера (на премьере был сам автор), «Костюм для летнего отеля» Теннесси Уильямса, «Долгий день уходит в ночь» Юджина O’Нила. Этот впечатляющий список американской драматургии был пополнен пьесой Уильяма Инджа «Прощай, малютка Шеба!», которую в 1994 году здесь поставил американский режиссер Эдвард Хэстингс. Арнольд, владея хорошим английским, ассистировал ему, а затем был им приглашен в Америку на стажировку по театральной режиссуре. В общем-то, к тому времени в отечественном театре уже основательно заявила о себе режиссерская невостребованность. И это приглашение давало шанс избежать застоя в профессии.

Американские горки

Выпавшая Швецову временная работа в Америке, как оказалось, приняла «затяжной» характер. Удерживала всякая открывающаяся возможность профессионального проявления. Большим подспорьем было знание языка, что позволило Арнольду освоить работу туристического гида, достоинством которой для режиссера является ее свободный режим. Главное, чтобы в любой момент ничто не помешало предаться творчеству. Ведь, не мысля себя без театра, он старается не упустить случай полного в него погружения. В первые годы пребывания в Нью-Йорке для него (как и для многих наших соотечественников из артистической среды, оказавшихся в середине 90-х в Америке) спасительной гаванью стал образованный Александром Журбиным театр «Блуждающие звезды». Здесь Швецов поставил спектакль по пьесе Сусанны Назаренко «Айседора и Сергей», в котором заглавные роли исполняли знаменитая Елена Соловей и Юрий Наумкин. Арнольд с готовностью откликался на режиссерско-актерское участие в различных фестивалях, в читках пьес. Важным этапом для себя считает постановку в 2000 году оперы «Мавра» И.Стравинского в Меркин-холле Линкольн-центра. Это было его первое обращение к оперной режиссуре. Одним из главных исполнителей спектакля был солист Большого Театра, народный артист России Владимир Кудряшов.

Стоит ли удивляться, что, перелетев через океан, вернее всего было найти применение своему театральному творчеству в диаспоре соотечественников. Кроме того Арнольд всегда поддерживал связь с коллегами в России, обращался к ним со своими предложениями. Так в 2002 году Театр им. Гоголя пригласил его поставить сказку братьев Гримм «Госпожа Метелица». А в следующем году он впервые оказался на Урале – в Златоусте, где в театре «Омнибус», возглавляемом Борисом Горбачевским, поставил «Кьеджинские перепалки» К.Гольдони. Этот спектакль увидела завлит московского Театра им. Станиславского Лана Гарон и отметила режиссерскую работу. А спустя несколько лет в афише Театра Станиславского появился поставленный Швецовым «романтический триллер» английских авторов Э.Элиса и Р.Рииса «Английская рулетка, или ... Миллион по контракту» с притягательным актерским дуэтом Натальи Павленковой и Юрия Дуванова.

В 2005 году театральный путь Швецова пролег в Армению. Сюда он был приглашен на Международный Шекспировский фестиваль моноспектаклей «Арммоно», организованный в Ереване бывшим его однокурсником Акопом Казанчяном. На этот фестиваль режиссер привез в собственном исполнении спектакль «Комик для свиты Фортинбраса». Признаться, его идею Арнольду подсказала автор этих строк, предложив «подать» Шекспира через Чехова, с которым у Швецова в тот год случилось долгожданное пересечение (о чем отдельный сюжет). У меня сложилась инсценировка на основе «Лебединой песни» Чехова с вкраплением в ее драматургическую ткань отрывков из ранней чеховской прозы. Спектакль этот после «Арммоно» был приглашен на Первый Международный театральный фестиваль малых форм «Северные встречи» в Нижневартовске (Россия, Югра). Но сменить ласковое осеннее солнце Армении на заснеженную Сибирь Швецову предстояло перед тем, как в Ереванском Молодежном театре, которым руководит А.Казанчян, его ожидала постановка «Госпожи Метелицы» – на сей раз на армянском языке. Армянская версия оказалась столь удачной, что в следующем 2006 году он здесь поставил детский мюзикл композитора Валерии Бесединой и драматурга Валерия Стольникова «Виртуальный маскарад». А на Шекспировском фестивале в тот год Казанчян осуществил уникальную акцию – постановку «Гамлета» с артистами из разных стран, играющими на своем языке. В итоге сложилась международная актерская команда, в которой роли звучали на немецком, японском, арабском, сербском, испанском, грузинском, армянском… Русский достался Клавдию в исполнении Юрия Беляева, а английский оригинал – Розенкранцу, которого играл Швецов.

Что ж, в Ереване, как и в Нижневартовске, внося весомость американского флага в международный статус фестивалей, Швецов представлял Америку. Не забавно ли при этом, что интервью для армянского телевидения и даже в посольстве США в Ереване с ним вели на русском языке. Арнольда, при глубоком почтении к американской державе, не коснулась мелкая кичливость «иванов, родства не помнящих», спешащих по поводу и без повода бравировать якобы обретенным американским естеством. А если русский походя засоряют американизмами, Арнольд не скрывает своего возмущения, осознавая, какой заботы, даже дисциплины требует родной язык в лоне иноязычной культуры. Поэтому, когда он узнал о детской Школе Пушкина в Манхэттене, с радостью был готов предложить ей свое сотрудничество. Эта Школа была основана в 2005 году Мариной Квитко-Чернер, молодыми мамами Ольгой Брейдо и Марией Киселевой-Генкиной и их единомышленницей Мариной Флинделль-Левиной. Создатели Школы своими задачами ставят сохранение культурного русского наследия, стремление привить ребенку глубокое знание русского языка. Учителя Школы опираются на прогрессивные методики и образовательные ценности русской культуры. «Наша самая главная мечта, - говорит директор Школы Марина Квитко, - чтобы все наши дети, так же, как и мы, знали и чувствовали, что русский язык - это ИХ язык, а не только язык их бабушек и дедушек». Здесь обучаются дети с 2-х до 10-11 лет. С учетом возраста педагогами разработаны программы по русскому языку и литературе, истории, музыке, лепке и рисованию, математике. А с осени 2008 года появился и класс драмы, которым руководит Арнольд Швецов. Он привлек к преподаванию и проживающих сейчас в Нью-Йорке своих бывших однокурсниц – Татьяну Збировскую и Ирину Бровину. В классе драмы две возрастные группы: младшая – шести-семилетние и группа от семи до одиннадцати лет. Всего двадцать детей. Занятия проходят в форме игр, которые представляют собой самые настоящие упражнения и этюды по актерскому мастерству, развивающие такие элементы системы Станиславского, как общение, воображение, фантазию, память физических действий. За это время ребята показали три спектакля: новогоднюю сказку «В гостях у Снегурочки», а к окончанию года – «Приключения Незнайки» и «Про козленка, который умел считать до…».  

Работа с детьми в Школе Пушкина, похоже, повлияла и на выбор Арнольда в предложенной ему возможности вести субботнюю получасовую передачу на русском Davidzon Radio. Арнольд высказал свою давнюю мечту читать сказки, восполняя тем самым пробел русскоязычного эфира для детей. Теперь для юных слушателей в исполнении Арнольда Швецова уже прозвучали: «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» А.Пушкина, «Лягушка-путешественница» В.Гаршина, «Сказка о потерянном времени» и «Рассеянный волшебник» Е.Шварца, «Как Маша в саду испугалась» А.Введенского, «Друг детства» В.Драгунского, «Красная Шапочка», «Кот в сапогах» и «Золушка» Ш.Перро, «Белоснежка и Краснозорька» братьев Гримм, «Дюймовочка» Г.-Х.Андерсена, «Маленький Мук» В.Гауфа, «Крошка Енот» Л.Муур, «Лотса Тугой Кошель» певицы Мадонны. Эта идея сразу же была с благодарностью оценена родителями. Ведь наверняка многие из них вспомнили, как сами в своем далеком советском детстве с нетерпением ждали обволакивающий радиоголос: «Здравствуй, дружок! Я расскажу тебе сказку…».

Чеховский дебют

Поставленный в 2005 году Арнольдом Швецовым в нью-йоркском театре 78th Street Theatre Lab спектакль «Дядя Ваня» появился на том пространстве американской сцены, которое обозначается как «off-off Broadway». Этой категории театров профсоюзы, опекающие театральное дело, диктуют жесткие условия: в зале не может быть более 99 мест, на постановку нельзя потратить более 20 тысяч долларов, а цены на билеты не должны быть дороже 15 долларов, спектакль не может идти более 16 раз. Актеры практически ничего на этом не зарабатывают, а зачастую сами вкладывают свои средства в осуществление заветного для них проекта. Отдаленный от официоза off-off Broadway не стоит рассматривать как некую оппозицию off Broadway’ю, а напротив, как в случае с этим «Дядей Ваней», – этапом приближения к нему. Собственно, та оценка, которую спектакль Швецова получил в нью-йоркской прессе (Show Business Weekly. March, 2005; Русский базар. 2005, № 12), обеспечила ему необходимую репутацию для перехода в статус off Broadway. Однако, к сожалению, художественная сторона дела не является определяющей. Теперь судьба спектакля зависит от административно-экономической поддержки. Может быть, нынешний год 150-летия Чехова благотворно скажется на его возобновлении.

Мне довелось увидеть этот спектакль лишь в видеозаписи, сделанной его режиссером. Но даже в столь опасном для театрального воздуха переводе на пленку сохранилось его обаяние, побуждающее не умолчать о достоинстве этой работы. К тому же из личного общения с режиссером Арнольдом Швецовым могу судить, насколько сложен и даже выстрадан был для него чеховский дебют. Именно в Америке режиссерское сознание исподволь стал завораживать Чехов, постепенно полностью себе его подчинив. Неотступное режиссерское желание поставить Чехова словно притянуло к себе актерскую мечту сыграть его. К Швецову обратился артист русского происхождения Алекс Шаклин, мечтающий сыграть Астрова. И этот тандем пустился в поиски своей команды.

Сложившийся актерский ансамбль составили действительно крепкие профессионалы, оказавшиеся каждый на своем месте: Войницкий – Питер Вон Берг, Астров – Алекс Шаклин, Серебряков – Ричард Стерн, Елена – Лина Клоффе, Соня – Натия Дюн, Марья Васильевна – Эмили Митчел, Няня – Руфь Миллер, Телегин – Кларк Ки, Ефим – Майкл Хюбер.

В который раз обращение к Чехову позволило почувствовать трепет и ответственность тех, кому посчастливилось к нему прикоснуться. Ощущение быстротечной радости усугубило щемящий эмоциональный тон спектакля, а камерность пространства и минимализм сценографического решения лишь приблизили психологическую тонкость актерских интонаций, акцентировали крупными планами пластику жестов, игру предметов. Главным символом «Дяди Вани» Швецова стали яблоки, будто осветив его пастернаковским «золотом второго Спаса». Сценическая площадка – ее задник и боковые грани – представляют собой полотнища мешковины, на фоне которых струятся нити-гирлянды с яблочными дольками (художник-постановщик Рауль Абрего). Заготовкой яблок для сушки, этим обыденным сезонным ритуалом заняты Няня и Телегин, когда начинается спектакль. Яблоко, конечно же, окажется в руках у пленительной Елены Андреевны. А Астров, выпив заветную рюмочку, чтобы, по своей привычке не закусить, а занюхать ее, не найдет ничего лучшего, чем это самое яблоко из рук Елены, которое и вернет обратно. Так и между ними сложится – он ощутит лишь аромат Елены Андреевны, но вкуса ее не испробует. А для дяди Вани и Серебрякова яблоки приберегут спасительный маневр. Профессор, спасаясь бегством от разбушевавшегося дяди Вани, опрокинет со стола корзину с яблоками. Они повалятся на пол, а вместе с ними и незадачливый стрелок, поскользнувшийся на них в момент своего выстрела. Когда же отзвучит финальный монолог Сони и продолжится пронзительным музыкальным лейтмотивом (композитор Валерия Беседина), темнота сцены замерцает, как звездное небо, яблочными дольками в светящейся краске. Эффект столь простой – сколь восторгающий.

«Душа грустит о небесах» – пожалуй, строкой Есенина можно было бы определить природу тех импульсов, которые сподвигли на создание этого спектакля. Режиссера Швецова отнюдь не увлекают постмодернистские игры с Чеховом, он настойчиво провозглашает верность русской реалистической школе. И, как это ни парадоксально, уже не впервой приходится признавать, что сохранение национальных традиций в большей степени заботит людей театра, оказавшихся за пределами России. Впрочем, скорее всего, в этом-то и объяснение.

P.S. Самыми запоминающимися всегда остаются завершающие строчки. Уточняя мне детали своей творческой биографии, Арнольд попросил: «Выдели как-нибудь особенно мою бесконечную благодарность всем моим учителям».


Фотогалерея


Комментарии

anna, 23 мая 2010

Очень хорошая статья,Ларисы Давтян,учитывая что она друг семьи...Но я полностью согласна с тем что здесь написано,это поистине широкой души человек,очень талантливый и преданный всем сердцем своему делу человек..отдающий себя все цело своему делу..делу своей жизни...а,то сейчас такая редкость...браво!!!Арик!c уважением , Аня

Елена Садовская, 24 мая 2010

Как приятно и интересно узнать про Арика !!! Уважаемая Лариса Давтян ! Если у Вас есть координаты Арнольда - передайте ему привет от Елены Садовской ! ( Я была его однокурсницей у Гончарова). Сама найти его координаты не смогла - даже наши бывшие однокурсники знают только то, что он в Америке....И передайте, если можно , мой эл.адрес - u777sun999@yandex.ru Если Арик будет в Москве - с радостью с ним встречусь !!! С уважением -Елена.

Anonymous, 05 октября 2011

Я была в его группе.Он возил нас в Вашингтон.Гид из него не очень....
Много знает.Очень.Но подает это очень снисходительно и высокомерно."Сейчас я вам дуракам расскажу как у нас в Америке здорово... "
Не зная людей,нельзя так себя вести.Попроще надо быть.Меньше вые....ся.
Зато в конце чаевые клянчил лихо!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская