Долг перед Россией

Долг перед Россией

«Будучи русским, я ощущаю очень глубокую и сложную связь с Россией. Это какое-то внутреннее ощущение родства с этой многострадальной страной. В каком-то смысле это ощущение сопричастности и определило главную цель моего существования — сохранение русской культуры, которая была на грани вымирания. Замечательные представители русской интеллигенции, волею судеб оказавшиеся на Западе, — Стравинский, Дягилев, Бакст, Бенуа и другие — сыграли огромнейшую роль в этом благородном деле. Мой же вклад в сохранение русской культуры неизмеримо меньше, но он есть». Никита Лобанов-Ростовский

Осенью, в городе на Неве, в Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства состоялось открытие выставки «Возвращение в Россию», всемирно известного собрания русского искусства — коллекции Лобановых-Ростовских. Hа торжественной церемонии открытия экспозиции присутствовали представители музейного сообщества города и администрации Петербурга, в том числе управляющий делами президента РФ Владимир Кожин, а также сам князь, владелец уникальной коллекции — Hикита Лобанов-Ростовский с супругой.

Отрадно то, что с каждым годом все большее число наших чиновников понимают, как важно и нужно сейчас вернуть, хотя бы на время, те ценности, которые наша многострадальная Россия растеряла в тяжелые для себя годы. «Очень важно, что это событие проходит именно сегодня, на фоне того, что происходит в мире — политических катаклизмов и финансовых неурядиц. Россия демонстрирует спокойную уверенность, возвращая свое достояние и гордость домой. Это говорит о том, что у нас все в порядке и с самосознанием, и с национальной идеей, которую мы так долго искали», — сказал Кожин. Надеюсь, это не просто дежурная речь на открытии очередной выставки.

Владимир Игоревич поблагодарил семью Лобановых-Ростовских за то, что шедевры не растерялись по всему миру, не осели в запасниках и частных коллекциях...

Коллекция Лобановых-Ростовских, живущих в Лондоне, — одно из самых значительных собраний русского искусства за рубежом. Только настоящая любовь и преданность русской культуре, России сделали возможным создание такой уникальной коллекции, равной которой нет ни в одном Западном музее. По отзывам специалистов, «домашний музей Лобановых-Ростовских не имеет себе равных и как собрание работ великолепных мастеров, и как систематически подобранное научно документированное целое».

В выставочных залах Санкт-Петербургского музея экспонировалась лучшая часть живописной и театральной графики легендарной коллекции, приобретенная Международным благотворительным фондом «Константиновский» и переданная музею на временное хранение. Коллекция поступила в Россию в августе 2008 года. И уже 24 сентября должна была открыться выставка. Сотрудникам фонда и музея пришлось все делать за очень короткие сроки. Ведь коллекцию надо было еще и обработать. На выставке было представлено около 80 имен знаменитых художников, 320 предметов. Постарались показать лучшее. Хотя, конечно, вкусовые пристрастия у всех разные — кому-то нравится одно, кому-то другое. В этом случае, предпочтение отдавалось самым известным именам и шедеврам.

Наряду с Малевичем, Шагалом, Лисицким, Ларионовым на выставке можно было увидеть и рисунки Павла Челищева и Александры Экстер, и работы Чехонина и Петрицкого. Шедевры  В. Мейерхольда, А. Таирова, Н. Евреинова видно сквозь призму декораций и костюмов, созданных братьями Стенбергами, А. Весниным, Г. Якуловым, В. Степановой, А. Родченко, Л. Поповой, В. Мухиной и многими другими. Это те спектакли, которые составили славу советского театра в 1920-е — 1930-е годы. Когда сотрудники Музея театрального и музыкального искусства готовили выставку эскизов, они решили показать и некоторые костюмы по этим эскизам, хранившиеся в запасниках, чтобы сделать наглядным театральный процесс превращения эскиза в сценическую вещь.

Собрание Hикиты и Hины Лобановых-Ростовских — крупнейшая в мире коллекция русского театрально-декорационного искусства, охватывающая период с 1870-х годов до конца 1930-х. В ней представлено разнообразие национальных школ России, художественных течений: символизм, реализм, кубизм и супрематизм. Эскизы декораций и костюмов, выполненные в разных живописных и графических техниках, составляют основную часть коллекции. Значительная часть собрания — предметы печатной графики: ценнейшие театральные плакаты, как, например, плакат В. Серова к «Русским сезонам» с изображением Анны Павловой, афиши О. Розановой к спектаклям «Победа над солнцем» и «Владимир Маяковский», плакат Филоновской школы к спектаклю «Ревизор». Некоторые плакаты сохранились чуть ли не в единственном экземпляре, как, например, афиши первых двух выставок Объединения молодых художников.

«Приобретение этой коллекции может рассматриваться как возвращение на Родину целого пласта русской культуры, ее национального достояния», — сказала мне куратор выставки, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства Елена Игоревна Грушвицкая.

Кстати говоря, коллекция Лобановых-Ростовских осенью была куплена фондом «Константиновский». Переговоры с князем Hикитой Дмитриевичем начались еще в прошлом году. Он сам очень хотел, чтобы коллекция вернулась на Родину и была доступна. Известный искусствовед, профессор Университета Южной Калифорнии, составитель каталога-резоне этой коллекции, Джон Боулт полностью разделяет точку зрения русского князя: «Доступность коллекции Лобановых-Ростовских послужит толчком для исследовательской работы как западных, так и русских специалистов, что в свою очередь должно увеличить объем публикаций и конференций».

В собрание входят 810 работ, в том числе полотна Казимира Малевича, Валентина Серова, Александра Бенуа и Hиколая Рериха, а также эскизы костюмов к спектаклям «Клеопатра» и «Баядерка» Льва Бакста. Семья Лобановых-Ростовских эмигрировала из России после революции 1917 года. До недавнего времени коллекция хранилась в Лондоне, где и проживает Никита Дмитриевич.

Свою коллекцию князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский начал собирать после того, как в 1954 году побывал в Лондоне на выставке, посвященной русским сезонам Дягилева. Это была художественная выставка, на которой были представлены 22 работы русских художников, которые участвовали в постановках Дягилева. Эта экспозиция произвела на него такое сильное впечатление, что он решил окружить себя такими же красивыми предметами и посвятил собирательству всю свою жизнь. Первые эскизы, которые появились у него несколько лет спустя, уже после окончания университета, были связаны прежде всего с Дягилевскими сезонами. Тогда он заинтересовался именно этими художниками. Ради идеи коллекционирования он даже поменял свою специальность. По первому образованию он геолог, и после того, как понял, что для того чтобы осуществить свою мечту ему нужно много денег, он переориентировался на бизнес и стал финансистом, банковским служащим. Постепенно вышел в разряд богатых людей.

В те поры русское искусство, а тем более русская театральная живопись, мало кого интересовали. Эскизы Ларионова или Гончаровой стоили от двух до двадцати долларов, а прекрасного Бакста можно было купить за сто. Специалисты оценивают собрание как крупнейшее за пределами России. В одном из своих многочисленных интервью Никита Дмитриевич сказал, что выполнил долг русского человека перед Россией, в которой не был рожден, что старался спасти то, что почти наверняка было обречено.

Как утверждает сам Никита Дмитриевич, он сразу же понял, что это новая область коллекционирования. Книг по этому искусству практически не существовало. Приходилось все начинать с нуля, осваивать новое, интересное дело, которое со временем стало делом всей жизни.

Нельзя не сказать о том, какую большую роль в формировании этой коллекции, в отборе сыграла его жена — Нина Жорж-Пико, дочь французского посланника в ООН. Склонная к искусствам, тонко чувствующий человек, она помогала Никите Дмитриевичу во всех начинаниях. Он сумел ее заразить любовью к русскому искусству, хотя у нее и нет русских корней. Первыми эскизами, которые они приобрели, были эскизы Судейкина к балету «Петрушка» и эскизы Александра Бенуа. Тогда это стоило недорого, потому что интерес к русскому искусству только начинался. Это был период окончания холодной войны, когда только-только завязывались какие-то связи, контакты — первые наши гастроли в Америку, в Европу. Довольно быстро эскизы и плакаты начали приобретать совсем другую материальную стоимость. Хотя Лобанов не думал о бизнесе, он просто это любил. Он всегда ощущал свою принадлежность и к России, и к русской культуре — у него прекрасный русский язык, которому можно только позавидовать. И то, что он аристократ — сразу видно.

В 1967 году, через 7 лет после начала собирательства Лобановы выставили свою коллекцию в Метрополитен музее в Нью-Йорке. Формируя эту коллекцию, они работали в архивах, разыскивали адреса художников, их наследников. С кем-то успели состыковаться, с кем-то нет... Поскольку эти вещи не имели высокой рыночной ценности, наследники достаточно легко с ними расставались. Часть вещей была приобретена уже на аукционах.

Именно Никите Дмитриевичу принадлежит идея привезти часть коллекции в Россию, и он очень активно ее развивал. «В силу моей полной оторванности от российских корней, у меня из-под ног была выбита почва, на которой мое княжеское происхождение могло бы принести больше пользы обществу даже на исходе ХХ века. Моя деятельность как аристократа минимальна. Замечательный русский философ Николай Бердяев в книге „Философия неравенства“ заметил, что „истинная аристократия может служить другим, служить человеку и миру, потому что она не занята самовозвышением, она изначально стоит достаточно высоко“. Я же надеюсь, что служу восстановлению в правах определенных областей русской культуры, и в этом вижу свою миссию».

Отрадно думать, что не перевелись еще на Руси... прошу прощения, в мире, в Европе, Америке, возможно и в Восточных странах, наследники, потомки знаменитых родов и фамилий. И еще теплее становится от мысли, что эти самые потомки не потеряли духовную связь с Россией. И неважно, что многие из них (но не наш герой!) не знают русского языка, так, как его знали их знаменитые предки, но в них остается то самое важное и нужное — безграничная, искренняя любовь к их исторической родине — России. Ради нее все и делается — все самое важное и нужное!


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская